Станут ли “трусливые львы” Китая смелее?

0
328

МОСКВА, 28 дек – ПРАЙМ. Китайские технологические компании длинное время ориентировались на Кремниевую долину США, следствием чего сделалось возникновение китайских аналогов Google, YouTube, Twitter и Uber.

Однако в минувшем году для некоторых популярных компаний из Кремниевой долины настал час расплаты. Uber Technologies Inc. пришлось проанализировать свою корпоративную цивилизацию, которой якобы допускались сексуальные домогательства. Facebook Inc. и обладатель Google, Alphabet Inc., признали свою роль в распространении сфабрикованных новинок, которые могли усугубить разделение общества во время прошлогодних президентских выборов, сообщает Dow Jones.

Произойдет ли нечто подобное с китайскими технологическими гигантами в 2018 году? В 2017 году их мощь и социальное воздействие резко выросли. Рыночная стоимость Alibaba Group Holding Ltd. и Tencent Holdings Ltd., доминирующих в секторе мобильного интернета, удвоилась, позволим им взойти в десятку самых дорогих технологических компаний в мире. Beijing Bytedance Technology Co. – обладатель новостного приложения Toutiao, работающего на базе искусственного интеллекта – притязает на оценку в 30 млрд долларов в рамках очередного раунда финансирования, что превышает стоимость Twitter, составляющую 18 млрд долларов.

Отдельный инвесторы, представители отрасли и пользователи социальных сетей находят, что крупные технологические компании должны отчасти переосмыслить себя, учитывая зарождающееся недовольство, связанное с их непомерным воздействием и коммерческой мощью.

“Вы действительно думаете, что мир интернета принадлежит вам, и что вы можете с легкостью контролировать его, использовать его любым спокойным вам способом и грабить по своему желанию?”, – заявил недавно бывший редактор ведущего китайского делового издания China Business News Цинь Шо в своем персональном блоге.

Он также написал, что разочаровался в крупных технологических компаниях из-за их расположения к публичным перепалкам и черному пиару. По его мнению, Alibaba и Tencent ведут себя не так, как приличествует великим компаниям.

Как и их коллеги из Кремниевой долины, китайские технологические компании создали инновационные продовольствие и сервисы. Как и в США, общественное положение их основателей сопоставимо с положением рок-звезд. Их находят умными и трудолюбивыми, в отличие от магнатов, например, сегмента недвижимости, где якобы процветают коррупция и непотизм.

Воздействие таких компаний на общество, возможно, гораздо сильнее, чем воздействие их американских аналогов. Alibaba, начинавшая с электронной торговли, и Tencent, наиболее популярная своими онлайн-играми и социальными медиа, контролируют бизнес-империи, какие занимаются платежами, сферой развлечений, доставкой продуктов столы и охватывают почти всех китайских интернет-пользователей (751 млн человек).

Это позволило им создать огромные базы клиентских этих при меньших ограничениях, чем в США. Они также вынуждены работать с авторитарным китайским правительством, какое стремится использовать новые технологии для контроля за обществом и построения так именуемого полицейского государства.

“Интернет-магнаты хуже баронов-разбойников, – заявил одинешенек из влиятельных инвесторов на прошлой неделе. – За время моей карьеры я, к сожалению, создал станицу чудовищ”.

Tencent не ответила на просьбу о комментариях. Представитель Alibaba заявляет, что компания создает в Китае пролетарии места и экономические возможности для малого бизнеса, а также поддерживает программы образования в сельских зонах, защиты окружающей среды и другие социальные инициативы.

Лю Синлян, отвечающий за изыскания в пекинской аналитической фирме Data Center of China Internet, указывает, что критики технологических гигантов не учитывают, как те беспомощны они перед лицом правительства, которое может наказать их за неповиновение или вознаградить выгодными заказами. Что касается разработки функции распознавания лиц и иных передовых технологий слежки, то, по его словам, если крупные компании не будут сотрудничать с правительством, это будет мастерить кто-то еще.

“Эти гиганты будто танцуют с оковами на ногах, – указывает Лю. – Обыкновенные люди видят только их эффектные танцевальные па, но не видят оков”.

Тем не немного китайская интернет-индустрия будет права, если воспримет беседы в социальных сетях и критику со стороны инвесторов как признаки того, что общественность начинает терять терпение.

Чтобы прочертить самоанализ, им стоит ответить на несколько ключевых вопросов.

Проблема первый: насколько влиятельна ваша компания?

В разговорах с топ-менеджерами крупнейших технологических компаний вечно озадачивает, что они гордятся популярностью своих продуктов и сервисов, но не желают признавать, что их компании влиятельны.

Нравится вам это или нет, но эти гигантские интернет-платформы обладают огромным воздействием. Сервис интернет-поиска Baidu Inc. определяет результаты онлайн-запросов большинства китайцев. Toutiao решает, какие собственно новости прочитает ее аудитория, насчитывающая 219 млн пользователей в месяц. Что же это, как ни воздействие?

Вопрос второй: при всей влиятельности китайского правительства, так ли необходимо конкурировать за государственные заказы?

Отвечая на проблемы о госконтрактах, компании всегда говорят, что если контракты не получат они, то их получат конкуренты. Однако базар сейчас достаточно велик, и компании с предпринимателями могут выжить на нем и без правительственных заказов. Разумеется, их размеры, цены акций и рыночные оценки в результате могут убавиться, но и требования правительства к ним, в свою очередь, могут сократиться.

Проблема третий: нельзя ли вести себя посмелее?

Пекин этой зимой расчистил пожароопасные кварталы, попутно выселив большенное количество трудовых мигрантов, включая работников служб доставки Alibaba и JD.com Inc. Можно было ожидать, что после этого крупные китайские компании электронной торговли несколько расхрабрятся. Однако никто из этих компаний не сказал ни слова.

Вместо этого сквозь несколько дней после освещения этой кампании в прессе Alibaba и Tencent начали публичную распрю, и их топ-менеджеры на конференциях и в блогах сообщали о том, что бизнес-модель конкурента вреднее для общества.

“При снижении оценок китайские компании становятся лишь покорнее, – заявил один из венчурных инвесторов. – Для них основное – победа”.