Загадка восстановительного роста сохраняется

0
63

По заключительным данным Росстата, в январе оборот розничной торговли сократился лишь на 0.1% г/г после довольно удручающего завершения прошлого года (-3.6% г/г в декабре). Опорными точками одновременно стали продукты питания (-1.0% г/г против —4.5% г/г в декабре) и непродовольственные товары (+0.9% г/г против —2.6% г/г в декабре), однако всеобщим знаменателем могло стать значительное перераспределение потребления от сферы услуг в пользу товарного потребления (своего рода, новоиспеченная модель сбережения) ввиду все еще низкой доступности трансграничных поездок и ограниченного потенциала внутренней туристической отрасли. Потребление услуг в цельном также демонстрировало восстановление (-9.4% г/г против —12.5% г/г в декабре), но отрасль сохранила отставание от товарного потребления.

Динамика трудовых доходов способна пролить свет на потребительскую активность в январе, желая некоторые статистические элементы общей картины располагаемых доходов еще недоступны. Рост реальных заработных плат в декабре ускорился до +4.6% г/г против +0.2/+0.5% в октябре-ноябре. За ростом зарплат, вероятно, стоит традиционная «сезонность» годичных вознаграждений в ряде отраслей, в результате чего средняя номинальная заработная плата показала почти двукратный рост годичного темпа (+11.3% г/г против 6.4% г/г в октябре-ноябре). В квартальном выражении рост достиг 2.2% г/г (хотя наши оценки намного скромнее, +1.3-1.4% г/г), что сделало весомый лепта в рост реальных располагаемых доходов.

Показатель безработицы сократился до 5.7% против 5.9% в декабре. Однако вопреки снижению числа безработных (-130 тыс. до 4.3 млн чел.) мы наблюдаем чистое выбытие на стороне экономически активного населения. Общее число взятых также сократилось (-70 тыс. до 70.7 млн чел.), а количество получающих пособия по безработице упало до 2.5 млн чел. (-300 тыс. в январе). В подобной ситуации вероятны два сценария – возврат безработных на рынок труда на волне восстановления экономической активности и увеличение их вклада в трудовые доходы, или же сохранение статуса-кво с вящим негативным влиянием на динамику доходов. Мы полагаем, загадка прояснится ближе к средине 2к’21, когда активизируются многие облики сезонной активности (туризм, строительство, с/х работы).