Нужно быть немного безумцем, чтобы подделывать пиво

0
185

МОСКВА, 4 мар — ПРАЙМ, Антон Мещеряков. Заключительные годы не были простыми для российского рынка пива: экономические факторы вкупе с ужесточением регулирования отрасли приводили к сокращению торговель на протяжении многих лет. Однако 2018 год такую тенденцию прервал: Чемпионат мира по футболу и теплая погода помогли базару вырасти. Президент AB InBev Efes Дмитрий Шпаков оптимистично смотрит на перспективы отрасли: по его словам, если не будет вящих потрясений, рынок продолжит рост и в текущем году. О планах AB InBev Efes на российском рынке, последствиях от вступления минимальных розничных цен на пиво и о том, какие напитки предпочитают россияне, Шпаков рассказал в интервью агентству “Прайм”.

– Закончилось ли союз бизнесов AB InBev и Efes в России?

— С 1 марта мы завершили юридическое объединение, и уже с пятницы действуем как единое юридическое лик АО “АБ ИнБев Эфес”.

 — Какую динамику в прошлом году показали продажи отдельных брендов компании?

— Год был очень неплохим для премиального сегмента. Мы укрепили позиции в премиальном и суперпремиальном сегментах и занимаем более 40% рынка. 

– Отмечаете ли вы рост российского пивного базара в прошлом году?

— Да, рынок вырос, по разным оценкам – примерно на 3-4%. На это повлиял комплекс факторов. В прошлом году мы не столкнулись с новоиспеченными ограничениями, кроме этого, не поднималась ставка акциза, и я думаю, что государство тоже отметило позитивный эффект: отчисления продолжают вырастать, налогов платится все больше и больше, и при этом отрасль растет и нет падения продаж. Другие факторы – конечно, Чемпионат вселенной и удивительно теплое лето. Мы надеемся, что это лето будет таким же теплым.

– Какую часть российский рынок занимает в общих продажах AB InBev и Anadolu Efes?

— Российский рынок пива является одним из самых крупных в вселенной. Мы надеемся, что восстановление, которое мы наблюдали в прошлом году, позволит ему через какое-то время вернуться в топ-5. Этот базар очень интересен и AB InBev, и второму акционеру, группе Anadolu Efes. Сейчас российский бизнес составляет распорядка 3,5% в объемах производства глобальной AB InBev, а Anadolu Efes – порядка 60%.

– Какие рынки являются крупнейшими у AB InBev?

— Это США, Бразилия, безусловно, Китай, его базар пива сейчас очень быстро растет, и Мексика.

– Кстати, если говорить о Китае, AB InBev Efes экспортирует туда российское пиво?

— Да, мы поставляем пиво в нордовые районы КНР. Российские марки пива в Китае довольно популярны, однако все же объемы поставок не сопоставимы с локальным производством.

– Планируете ли повысить экспорт в Китай?

— Мы над этим думаем.

– Возвращаясь к российскому рынку, может ли в этом году возобновиться его снижение, учитывая рослую базу прошлого года?

— Мы ожидаем, что, если не будет больших потрясений и дополнительных ограничений, рынок продолжит рост. Оценивать его я не готов, но мы находим, что динамика будет положительной.

– Какие планы у компании на текущий год?

— Полностью я раскрывать их не могу, но мы однозначно настроены на рост торговель и доли рынка. 

– Какой сейчас уровень загрузки ваших производств? Рассматриваете ли вы возможность приобретения или строительства новоиспеченных заводов?

— Если мы говорим про пик сезона, потому что сезонный фактор в России оказывает влияние на производство, то ситуация с загрузкой мощностей довольно неплохая. Она не 100%-ная, но хорошая. С учетом планов, которые есть у нас по росту и с учетом того, как мы начали льющийся год, мы ожидаем, что загрузка в этом году будет расти. Новых мощностей нам не нужно. Сейчас у нас есть 11 заводов и три солодовенных комплекса в России, три завода на Украине. Будем обходиться существующими мощностями.

– Если сообщать о потребительском поведении россиян, меняется ли оно в последние годы с точки зрения потребления пива?

— Да, наверное, оно меняется. Вообще трендов масса. Во-первых, это стремление к крепкому образу жизни, что является тенденцией не только в России, но и во всем мире. Во-вторых, люди хотят все больше и вяще пробовать разных сортов, поэтому сейчас наблюдается взрывной рост сегмента настоящего крафтового пива. Увлекательно развиваются каналы продаж. Несколько лет назад люди закупали пиво на неделю в гипермаркетах, а сейчас стали популярными покупки в «лавках у дома». То есть происходят структурные изменения в канале современной торговли.

– А что вообще в России больше любят тянуть, светлое или темное пиво?

— Светлое, очень популярны лагеры.

– Несколько макроэкономических вопросов. В последние годы наблюдалось ослабление рублевки, это каким-либо образом отразилось на вашем российском бизнесе?

— Конечно, но, наверное, не само ослабление как таковое, а рост затрат. Вырастают рублевые затраты, что, разумеется, увеличивает себестоимость продукции. Но мы не хотим перекладывать этот рост на потребителя.

– Вы импортируете сырье для производства пива?

— Да, мы импортируем хмель, без какого мы не можем обойтись. Это нормальная ситуация: к сожалению, хмель того качества, которое нам нужно, в России не растет. Это зависит от климата, от минерализации грунтов и других факторов. Много нюансов. Но, я считаю, вопрос импорта – это вопрос времени, потому что доля импортной составляющей в себестоимости продукции ранее была намного больше.

Сейчас мы локализованы на 99%, от аграриев до последней стадии производства.

Определенная зависимость также сохраняется от резервных частей для оборудования. Сейчас существует два основных поставщика оборудования. Но Минпромторг РФ проводил совещания, они рассматривают возможность изготовления аналогичного оборудования. Мы в этом тоже заинтересованы, потому что удешевление резервных частей позволит нам снизить себестоимость производства.

– Отразится ли на стоимости вашей продукции в России повышение основной ставки НДС до 20%?

— Это самодействующи легло на плечи покупателей. Говорить о том, насколько драматическим будет влияние – к счастью, повышение не настолько большое, чтобы мощно повлиять на индустрию. Какое-то влияние, безусловно, будет, скорее всего, (рост конечной цены продукта – ред.) до 1-1,5%. Основное, чтобы повышение НДС не ускорило инфляцию и не произошло непрямое влияние на цены.

– Уже несколько лет в России обсуждается маркировка различных обликов товаров, например, маркировка обсуждается в отношении пива. Поддерживаете ли вы введение маркировки пива, и можно ли это сделать без особых затрат?

— Затраты, разумеется же, будут, и обойтись без них технически невозможно. Непонятно, зачем нужно вводить маркировку. Она нужна на тех рынках, где велика часть “серого” рынка, контрафакта. Пивная индустрия таковой не является. Подделывать пиво – себе дороже, это очень тяжко. Наверное, можно, но для этого надо быть немного безумцем. Доля “серого” рынка у нас минимальна.

Кроме того, подавайте посмотрим на опыт рынка крепкого алкоголя. Он у нас полностью обелился? Нет. Мы считаем, что ЕГАИС более чем справляется. Нужно трудиться с этой системой, совершенствовать ее. Смысла в дополнительных системах нет никакого.

– Другой вопрос, который в последнее время обсуждался – вступление минимальных розничных цен на пиво. Следует ли вводить их?

— Опять же, их нужно вводить только для тех отраслей, где велика доля контрафакта. В пиве контрафакта утилитарны нет. Там, где минимальные цены уже введены, ситуация понятна: МРЦ нужны для того, чтобы недобросовестные предприниматели не получали преимуществ по сравнению с беспорочными игроками и не лишали доходов государство. В пивной отрасли таких проблем нет. Поэтому перед тем, как принимать решение об МРЦ, необходимо тщательно изучить все факторы и взвесить “за” и “против”. Я не вижу, что может получить от этого государство, но вижу, что потеряют покупатели.

– В декабре прошедшего года Совет Евразийской экономической комиссии принял технический регламент ЕАЭС о безопасности алкогольной продукции. Что изменится для российских потребителей после вступления его в мочь?

— Вопрос очень специфический, документ обсуждался и принимался очень долго и сложно. Некоторые страны Евразийского экономического альянса, те же Белоруссия и Казахстан, сделали для себя очень много сносок и отсылок к местным ГОСТам. Россия, к сожалению, этого не сделала. Сейчас в рамках технического комитета идет весьма большая работа, мы пытаемся найти возможность сделать так, что реализация техрегламента устраивала и производителей, и государство, и всех прочих.

Наша цель – прийти к международным стандартам, чтобы пиво называлось пивом, а пивными напитками являлось все прочее, что пивом не является. Сейчас любое пиво, в которое добавляются дополнительные вкусы, к сожалению, называется пивным напитком. Это впрыскивает потребителя в заблуждение, потому что по аналогии с молочными продуктами он думает, что это не настоящее пиво, хотя оно настоящее. Поэтому всю легальную продукцию мы должны выделить в категорию “пиво”, а все напитки, какие выпускаются для уменьшения акцизов, должны называться “пивными напитками” или чем-то еще.