Рубль против доллара

0
10

Предугадывать динамику американского индекса размашистого рынка S&P500 на краткосрочном горизонте нецелесообразно. Инвесторам, которые не занимаются внутридневным трейдингом, лучше ориентироваться на этапы от нескольких месяцев. Снижение S&P500 на 1,5% 18 марта нельзя назвать ни просадкой, ни даже существенной коррекцией. Индекс отступил от исторических максимумов, лишь немножко не дойдя до уровня 4000 п. При приближении к психологически важным уровням отступления от них вниз или отскоки вверх — довольно дробное явление.

Фундаментально снижение было спровоцировано скачком доходности 10-летних казначейских облигаций до 1,75% на торгах четверга. Это также потребовало укрепление доллара до 91,8 п. по DXY и фиксацию прибыли в акциях. На скачки доходности US Treasuries в большей степени реагируют акции «роста».

С точки зрения корпоративных финансов в этом случае повышается ставка дисконтирования, что в последнем итоге снижает справедливую стоимость акций. Вместе с тем увеличение доходности казначейских облигаций сигнализирует об улучшении экономических перспектив. Таким манером, единого мнения у инвестсообщества относительно влияния скачка доходности US Treasures на рынок нет. Сама динамика доходности долгосрочных казначейских облигаций объясняется тем, что инвестсообщество ждет ускорения темпов роста экономики и инфляции в грядущем. На прошедшем 17 марта заседании ФРС регулятор изменил прогноз инфляции по итогам текущего года до 2,4%, притом что ранее ожидался уровень 1,8%. Одновременно прогноз роста ВВП был поднят на 2,3%, до 6,5%. Ускорение экономики также является проинфляционным фактором.

Невозможно однозначно сказать, что акции «роста» окажутся под давлением и ротация между ними и акциями «стоимости» продолжится. Сама по себе вина повышения доходности облигаций позитивна. Рост ставки десятилетних госбондов может начать угрожать рынку акций лишь при быстром подъеме выше 1,9% — уровня конца 2019 года. Но и в этом случае у регулятора есть рычаги: запуск операции Twist или повышение ставки на избыточные резервы (IOER), составляющей в сегодняшнее время 0,1%.

Пока у представителей регулятора ситуация беспокойства не вызывает, что его председатель подтвердил на пресс-конференция по итогам заседания Комитета по отворённым рынкам США.

Говорить о формировании или сдувании «пузыря» в акциях «роста» на американском или глобальном рынке некорректно. Конечно, большинство участников базара сравнивают текущие данные объема госдолга, мультипликаторов и капитализации фондового рынка, объема денежной массы, и видают рекордное расхождение с наблюдавшимися ранее показателями. Но стоит учитывать, что ранее околонулевая ставка, к примеру, в США, сохранялась лишь весьма непродолжительное время. Текущее же ее минимальное значение мы фиксируем с 16 марта 2020 года, и по плану ФРС она сохранится до 2024 года. Это означает, что компании могут закладывать в свои прогнозные модели чрезмерно «дешевое» рефинансирование текущих долговых обязательств, что существенно увеличивает возможности для наращивания объема корпоративного долга, содействующего увеличению капитализации в первую очередь акций «роста».

Конечно, часть инвесторов начинает прогнозировать повышение ключевой ставки ранее, чем планировал регулятор. Но после финансового кризиса 2008 года инвесторы, ожидающие быстрого ужесточения денежно-кредитной политики (ДКП), пуще всего ошибались. Снижение NASDAQ на 3,02% на торговой сессии 18 марта было в основном импульсивным, отбив более высокую статистическую волатильность акций «роста», в частности высокотехнологического сектора. Предполагаем, что это снижение будет выкуплено, если не на ближайших торговых сессиях, то в перспективе нескольких недель.