Продэмбарго за три года помогло вырасти пока только сельскому хозяйству РФ

0
266

МОСКВА, 4 авг – ПРАЙМ. Три года продуктового эмбарго открыли для России перспективы вернуть статус одной из ведущих аграрных содержав, добавили оптимизма отечественным сельхозпроизводителям и позволили обнаружить ряд структурных проблем в секторе, какие необходимо решить, чтобы не растерять полученные преимущества и нарастить часть АПК в экономике.

Президент РФ Владимир Путин 6 августа 2014 года подмахнул указ, запрещающий импорт в Россию некоторых видов сельхозпродукции, сырья и продовольствия из краёв, которые ввели антироссийские санкции: США, государств ЕС, Канады, Австралии и Норвегии. В итоге под запрет попали мясо, колбасы, рыба и морепродукты, овощи, фрукты, молочная продукция.

По мере сохранения санкций Заката, Россия также продлевала и свои ответные меры. Пока запрещение на поставки иностранных продуктов действует до конца 2018 года.

Разом после введения продэмбарго в России наблюдался скачок цен на продовольствие, что, безусловно, сопровождалось критикой в адрес воль. Но постепенно шок прошел, цены на продукты питания стабилизировались, так как показались собственные производители и поставщики из других стран, отмечают эксперты.

“Мы видим определенный рост переработки в пищевой индустрии, рост в сельском хозяйстве за счет, в частности, мясного и молочного хозяйства. Есть рост также в производстве овощей в оранжереях. Все это повышает продовольственную безопасность страны и защищает от дополнительных курсовых шоков, если они будут выходить”, – говорит главный аналитик Росбанка Евгений Кошелев.

Так, в текущем году в России планируется построить и модернизировать не немного 160 гектар зимних теплиц. Предполагается, что это позволит нарастить объем производства овощей на 120 тысяч тонн и достигнуть оценки в 930 тысяч тонн в год. В 2016 году этот показатель составил 813,6 тысячи тонн, что на 14,6% вяще показателя 2015 года.

С начала 2017 года к 26 июля РФ уже скопила 507,4 тысячи тонн тепличных овощей, что на 19,8% вяще аналогичного периода прошлого года.

Скромный вклад в экономику

Однако, несмотря на то что АПК в заключительные несколько лет показывал опережающие темпы роста, на динамике российского ВВП это утилитарны не отразилось. Вклад сельского хозяйства в общий экономический рост в 2015-2016 годах был будет скромным, учитывая малую долю сектора в экономике. На АПК в структуре российского ВВП в подневольности от квартала приходится от 2,5% до 4%.

“Действительно в 2015-2016 годах, когда в России фиксировался экономический спад (на 2,8% и 0,2% соответственно – ред.), сельское хозяйство оставалось одной из немножко отраслей, демонстрировавших устойчивые позитивные темпы роста (3% и 3,6%). Однако лепта АПК в общий экономический рост оставался довольно скромным (0,1 процентного пункта в 2015 году и 0,14 процентного пункта в 2016 году)”, – напоминает аналитик “Нордеа банка” Татьяна Евдокимова.

На валу введения продэмбарго звучали громкие лозунги, что сельское хозяйство сделается драйвером структурного обновления экономики за счет создания новоиспеченных технологий, производств и рабочих мест.

“Вес сельского хозяйства сравнительно скромный в масштабах всей экономики, и сам по себе этот сектор не может быть один-единственным локомотивом. Нужны дополнительные силы тяги, дополнительные секторы, потому что необходимый нашей краю модернизационный рывок должен основываться на более широком спектре областей”, – уверен программный директор Валдайского клуба Ярослав Лисоволик.

Но развитие АПК – пускай и недостаточное, но необходимое условие для экономического роста страны. Помимо того, что в сельском хозяйстве взято большое количество россиян, а развитие отрасли несет положительный мультипликативный эффект на смежные секторы, именно в сфере сельского хозяйства во многом возлежит конкурентный потенциал страны.

Перспективы экспорта

Продвижение российской сельхозпродукции может сделаться основой диверсификации экспорта страны. Россия уже продемонстрировала свои возможности в сфере поставок семени за рубеж, а доходы от экспорта АПК превысили поступления от продажи вооружений.

“Россия имеет недурные перспективы для того, чтобы стать одной из ведущих продуктовых держав мира”, – уверен советник Института современного развития Никита Масленников.

Россия уже ведет труд по открытию новых рынков сбыта, в первую очередь в краях Азиатско-Тихоокеанского региона.

“Учитывая, что Азия – это самый быстрорастущий базар в мире и это основа мирового спроса в течение ближайших десятилетий, то продвижение на азиатских базарах российского продовольственного экспорта – очень важно”, – говорит Лисоволик.

По суждению Масленникова, отечественные производители имеют перспективы нарастить поставки сои, мяса птицы и свинины.

Так, сейчас ведутся активные переговоры с Китаем о поставках мясной продукции, гречки, подсолнечника и по наращиванию вывоза пшеницы.

Ограничения обозначили проблемы

За три года продовольственных ограничений пришагало понимание, что эти меры дали ощутимый позитивный результат.

“У нас есть гарантии для сельхозпроизводителей о том, что базар будет защищен от дешевого импорта. Есть гарантии для поставщиков о том, что будет сформирован внутренний объем предложения, и он будет вырастать под влиянием внутренних инвестиций. Есть ожидания у населения, что не будет выходить внутренних шоков, как это было в 2014 году”, – полагает Кошелев.

Совместно с тем, эксперты предлагают властям и аграриям держать руку на пульсе.

“В агросекторе, как и в любой иной отрасли, есть немало своих собственных ограничений для дальнейшего роста. Собственно, они совместно с плохими погодными условиями достаточно серьезно обозначились”, – находит эксперт. По его словам, наибольшего внимания требует ситуация с устойчивостью и надежностью финансовых потоков в сельском хозяйстве, начиная от кредитов и заканчивая страхованием.

“Существенное ограничение – это нехватка мощностей Россельхозбанка для того, чтобы обеспечивать стабильное финансирование аграрного сектора”, – сообщает экономист.

Кроме того, остро стоит проблема инфраструктуры, начиная от нужды модернизировать элеваторы, заканчивая тем, что есть большие пробелы в логистике; положительных вложений требует сфера переработки.

“Все эти структурные ограничения будут дальней тормозить потенциальные темпы роста нашего аграрного сектора”, – уверен Масленников.

“Сам факт ограничений, любых, имеет двойственную сущность, с одной стороны, он действительно может создать определенную нишу, с иной стороны, может дать негативный эффект самоуспокоенности и отсутствия стимулов для развития. Это надо учитывать”, – согласен Лисоволик.