ВШЭ: Российская экономика – “крепкий середняк”

0
287

МОСКВА, 3 ноя – ПРАЙМ. Двумя основными хроническими бессилиями российской экономики, то есть теми индикаторами, по которым РФ отстает и свое поза за последние 10 лет не улучшает, являются финансовый сектор и эффективность товарного базара, говорится в обзоре “Центра развития” Высшей школы экономики (ВШЭ). Разбирая данные Всемирного экономического форума (ВЭФ), эксперты указывают, что в рейтинге конкурентоспособности ВЭФ по этим индикаторам Россия занимает 80-е и 107-е пункт соответственно. За 10 лет страна поднялась лишь на 2 пункта по первому показателю и на 4 – по второму.

Авторы комментария помечают, что с методологией рейтинга можно соглашаться или нет, “но реальные серьезные проблемы в банковском секторе и в деле монополизации сферы госзакупок налицо”. 

Вина такой ситуации кроется, в частности, в традиционно слабой диверсификации экономики и чрезмерно высоком расслоении по богатству и доходам.

Кудрин: Рост ВВП РФ на 3-4% в год спрашивает удвоения несырьевого экспорта

Кроме того, Россия занимает крайне низенькие места по индикатору развития институтов и используемых стратегий бизнеса. В льющемся рейтинге отечественная экономика занимает 83-е и 71-е место, а подъем за 10 лет на 33 и 17 пунктов соответственно объясняется крайне низкой точкой отсчета, уточняют эксперты ВШЭ.

Бессилие в институтах и механизмах, непосредственно воздействующих на процесс функционирования экономики (финансовый базар, справедливая конкуренция, корпоративное управление, все, что связано с судебной системой, тяжестью госрегулирования и фаворитизмом при принятии чиновниками решений), не позволяет задействовать в целой мере сильные стороны российской экономики, к которым в соответствии с рейтингом ВЭФ относится размер базара, уровень высшего образования и профессиональной подготовки, более-менее пристойная базовая инфраструктура. По этим индикаторам Россия в текущем рейтинге занимает 6-е, 32-е и 35-е пункт, при улучшении позиций за 10 лет на 3, 13 и 30 мест соответственно.

На устойчиво низеньком уровне сохраняются доли образования и здравоохранения: в 2016 году на них совместно пришлось лишь 5,7% ВВП (5,6% ВВП в 2002 году), что образцово в 1,5 раза меньше, чем в странах с аналогичным уровнем развития.

В цельном, c точки зрения изменения структуры экономики, в ней сейчас сохраняются все те неблагоприятные структурные тенденции, какие сформировались в 2000-е годы на фоне “нефтяного Эльдорадо”. В частности, за 2002-2016 год часть добывающей промышленности и нефтепереработки в ВВП в текущих ценах выросла на 2,6 п.п., а часть обрабатывающей – снизилась на 2,8 п.п.

Несмотря на некоторые свидетельства оживления российской экономики, в ней сохраняются открытые признаки перенесенной “голландской болезни”, серьезные структурные перекосы, что спрашивает создания условий для ее перестройки, увеличения в ней доли секторов–драйверов роста, прежде итого обрабатывающей промышленности, сектора высокопроизводительных услуг, а также образования и здравоохранения.

До сих пор при этом основной лепта в рост экономики вносят добывающие сектора. По расчетам экспертов ВШЭ, из 1,5% прироста объемов валовой добавленной стоимости в I полугодии 2017 года сравнительно того же периода прошлого года более половины (0,8 п.п.) связано с ростом добычи здоровых ископаемых и оптовой торговли. Доля добычи полезных ископаемых в составе ВВП вытянулась за этот период на 1,5%, а доля обрабатывающей промышленности и сельского хозяйства сократилась на 0,4%.

Как поясняют эксперты, динамика индустриального производства оказывает определяющее воздействие на рост ВВП. Чтобы темпы роста сделались стабильно высокими, в российской экономике необходимо создать обстоятельства для структурных изменений.

В целом же, российская экономика – “концентрированный середняк”, заключают эксперты ВШЭ.